Домой Знаменитости ЗП Звезды, у которых растут особенные дети: Хакамада, Лолита, Бондарчук и другие

Звезды, у которых растут особенные дети: Хакамада, Лолита, Бондарчук и другие

52
0

Эвелина Блёданс 

Сын Семен, синдром Дауна


                            Звезды, у которых растут особенные дети: Хакамада, Лолита, Бондарчук и другие

1 апреля 2012 года в семье артистки Эвелины Блёданс и продюсера Александра Семина родился мальчик Семен. Родители знали о диагнозе своего будущего сына еще до его рождения, но приняли решение не прерывать беременность. Эвелина и Александр стремятся изменить стереотипы людей о детях с синдромом Дауна. Они мечтают на примере собственного сына доказать, что такие малыши могут быть полноценными членами общества: артистка часто выходит в свет вместе с маленьким Семеном и выкладывает фотографии своей семейной жизни в Instagram (и от лица Семы тоже).

Лолита Милявская

Дочь Ева, аутизм

instagram.com/lolitamilyavskaya Лолита Милявская с дочкой Ева Цекало и Лолита

Лолита Милявская родила свою единственную дочку в браке с Александром Цекало в 35 лет. Ева родилась недоношенной, и ей поначалу тоже поставили диагноз «синдром Дауна», который оказался ошибочным. Позже у девочки выявили аутизм — врожденную психологическую замкнутость.

Плюс к этому у девочки были проблемы со зрением и речью. Сейчас Ева развивается наравне со сверстниками и мечтает стать артисткой, как ее мама. Но пока девочка не покорила сцену, она живет в Киеве вместе с бабушкой: Лолита хочет оградить дочку от лишнего внимания прессы.

Федор Бондарчук

Дочь Варвара, отставание в развитии

Супруги Федор и Светлана Бондарчук никогда не скрывали факта рождения своей младшей дочери Варвары, но большую часть жизни девочка, которая родилась раньше срока, провела за границей, где легче получить необходимую медицинскую помощь и образование для особенных детей. 

Сильвестр Сталлоне

Сын Серджио, аутизм

East News

У младшего сына актера Сильвестра Сталлоне и его первой жены Саши Зак диагностировали аутизм в три года. Лечением и адаптацией мальчика занималась мама, в то время как Сталлоне зарабатывал деньги на достойную реабилитацию сына. Средств хватило и на то, чтобы открыть исследовательский фонд по аутизму. Сейчас взрослый Серджио живет замкнуто, но самостоятельно, а его знаменитый отец до сих пор помогает ему. 

Ирина Хакамада

Дочь Мария, синдром Дауна

В 2006 года бывший политик Ирина Хакамада создала межрегиональный фонд социальной солидарности «Наш выбор», который помогает инвалидам всех возрастов. На это Ирину подтолкнул собственный пример — рождение девочки с особенностью развития. Маша появилась на свет, когда Хакамаде было 42 года (отец девочки — финансист Владимир Сиротинский). Чуть позже у девочки вдобавок к синдрому диагностировали рак крови, который удалось победить. 

Колин Фаррелл

Сын Джеймс, синдром Ангельмана

Fotodom / Rex Features

Генетическая аномалия, именуемая синдромом Ангельмана, проявляется в виде задержки умственного и психического развития, нарушения сна, припадков. В том, что его первенец страдает этим заболеванием, актер Колин Фаррелл признался спустя четыре года после его рождения (мама мальчика — канадская модель Ким Борденейв). Несмотря на сложности в воспитании беспокойного мальчика, Фаррелл признается, что Джеймс стал для него подарком, а отцовство — лучшая работа за всю его жизнь. 

Константин Меладзе

Сын Валерий, аутизм

DR

Теперь уже бывшие супруги Константин и Яна Меладзе начали замечать странности своего младшего сына, когда тому было три года. Внешне он ничем не отличался от сверстников, но был очень замкнутым ребенком. Диагноз ребенка семья скрывала, а впервые заговорить о болезни мальчика решила Яна Меладзе в своем первом интервью после развода с продюсером. «Наше общество «инаковых» не принимает, не признает. Но когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера – и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка», – рассказала бывшая жена Меладзе «Комсомольской правде».

Анна Нетребко

Сын Тьяго, аутизм 

Как и в случае с сыном Константина Меладзе, ребенку оперной певицы Анны Нетребко, которого она родила от бывшего гражданского мужа, певца Эрвина Шротта, поставили диагноз «аутизм» в три года. По словам певицы, поводом для беспокойства стало молчание сына: он не реагировал, когда к нему обращались, а сам говорил только тогда, когда ему что-то требовалось. Анна признается, что испытала шок, узнав о диагнозе, но сейчас она убеждена, что аутизм — обычная болезнь, которая лечится реабилитацией и лекарствами. Сейчас Тьяго живет и занимается с терапевтами в Нью-Йорке, а его знаменитая мама охотно делится с другими родителями опытом и советами. 

Тони Брэкстон

Сын Дизель, аутизм

О диагнозе своего младшего сына от музыканта Кери Льюиса певица рассказал публично: в 2006 году она расплакалась прямо на сцене, признавшись, что ее сыну слишком поздно диагностировали аутизм. Она стала замечать неполадки в развитии мальчика, еще когда тому было 9 месяцев, и в тот момент ему можно было оказать более эффективную помощь. И все же историю Дизеля можно назвать историй успеха: сегодня 12-летний мальчик ходит в школу с обычными детьми, а сама Тони активно финансирует исследования в области аутизма и представляет организацию Autism Speaks. 

Сергей Белоголовцев

Сын Евгений, детский церебральный паралич

Младшие дети Сергея и Натальи Белоголовцевых — близнецы Саша и Женя — родились семимесячными, но только у маленького Жени были обнаружены серьезные проблемы со здоровьем: сразу четыре порока сердца. Когда малышу было чуть меньше года, он перенес первую операцию, после которой начались осложнения и развился ДЦП. Здоровье Жени было хрупким, а развитие нестабильным. Он боролся за жизнь до восьми лет и пошел на поправку только благодаря круглосуточной заботе родителей. Сейчас Женя не просто здоров — он успешно строит карьеру. Евгений окончил школу для одаренных детей и поступил в Институт театрального искусства, рекламы и шоу-бизнеса, а в 2014 году сын Белоголовцева стал ведущим рубрики в программе „РАЗные новости“ на телеканале Раз ТВ.

Раз ТВ

Несмотря на успехи своего сына, Сергей Белоголовцев очень зол на российскую медицину: «Мы все время утыкаемся только в одно: полную беспомощность отечественной медицины, ее полную косность, нежелание и неспособность нам помогать», — признался Сергей на шоу «Пусть говорят» семь лет назад. 

twitter.com/belogolovcev, Facebook

Данко

Дочь Агата,  ДЦП

Первый

19 апреля 2014 года в семье певца Данко и модели Натальи Устиненко родилась вторая дочка — Агата. У девочки диагностирован детский церебральный паралич, который стал следствием внезапного кровотечения у беременной Натальи на позднем сроке. Когда Агата появилась на свет и вышла из комы, врачи сообщили родителям, что у нее — мультикистоз головного мозга. «Когда оторвалась плацента, она начала дышать внутриутробно, и отмершие, не снабжавшиеся кислородом участки мозга превратились в кисты. Врачи сказали, что девочка безнадежна – она не сможет ни говорить, ни ходить, ни узнавать родителей и никогда не станет полноценной личностью», — рассказал Данко в эфире передачи «Пусть говорят».

Отказаться от дочки родители не смогли, не найдя при этом поддержки у родных: мама артиста советовала супругам отказаться от больной девочки, как и предлагали врачи. Однако у молодых родителей спустя год после рождения Агаты нашлись поводы для радости: «Она следит глазами за предметами и держит головку, узнает папу. Для нашего диагноза это победа», — рассказывала журналистам Наталья. 

Фото: Getty Images, Instagram

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь